Виктор Сухоруков о съемках в «Грозном», недовольстве коллегами, слезах и завещании

397

Актер исполнил одну из главных ролей в картине «Грозный», премьера которой состоится сегодня на телеканале «Россия». В откровенном интервью «СтарХиту» Сухоруков раскрыл детали съемок, а также рассказал о своих провалах и страхах.

С Виктором Сухоруковым мы впервые встретились на «Кинотавре», лет так 7-8 назад. С его легкой руки, а точнее острого языка, у меня тогда появилось прозвище в журналистской тусовке. Помню, спросила у актера какую-то глупость, а тот, немного опешив, пошутил: «Как человек с таким библейским лицом может задавать такие дурацкие вопросы?» Библейское лицо. Прилипло намертво, коллеги вспоминают до сих пор.

Виктор Иванович, когда я рассказала ему этот случай, засмеялся: «И правда, как хорошо сказал! Я доволен!» Интервью с ним проходило по телефону, но я как будто побывала на спектакле — так страстно актер рассказывает о своей профессии, интересах, да и жизни в целом. А рассказать ему, действительно, есть о чем. Кого Сухоруков только не играл — это и легендарный Витя Багров в «Брате», и трагический царь Павел I в одноименной картине, и отец Филарет в «Острове», и еще десятки знаковых ролей. А сколько их в театре!

Сейчас же артист предстал в образе свирепого опричного воеводы Малюты Скуратова в исторической ленте «Грозный», премьера которой состоится сегодня на телеканале «Россия».

-Виктор Иванович, эту роль вы уже играли в «Годунове», который показывали два года назад. И вы не единственный актер, кто как бы «переехал» со своим персонажем.

Виктор Сухоруков: «Грозный» — это последний пазл в череде многосерийных фильмов. На съемках прошлой картины я встретился с режиссером Алексеем Андриановым, он мне предложил сыграть Скуратова в одной серии. Но там была функциональная работа — я знакомил Годунова с Грозным, выдавал его замуж за одну из своих дочек. И все, исчезал. А тут, стало быть, когда они затеяли большое полотно, меня снова позвали на роль Малюты. Я отказался, говорю: тут уже история основательная. А как Скуратов без лошади? Я на коня не сяду и даже близко не подойду.

-Отказались, значит. Вы не любите этих животных или просто учиться не хотели?

Виктор Сухоруков: Чтобы начинать ездить в седле, я уже слишком, скажем, взрослый. А во-вторых, да, действительно, по молодости, когда кобыла взбрыкнулась подо мной, больше я на них ни разу не залезал. Это мой выбор, и с мотоциклами та же история. Есть какие-то вещи такие: ну не сядет человек на шпагат в 65 лет. И мечтать не надо. А, если сядет, то уже не встанет, придется поднимать. А когда поднимут, он ноги обратно не сложит. В данном случае даже рисковать не хотел. Через какое-то время мне позвонили, мол, мы нашли выход. Я, конечно удивился. Но все сочинилось так, что, действительно, коней избежал. Умный человек заметит, как мой Малюта на телеге ездит, катался я вот таким образом.

-Вы ведь и над характерами своих героев часто работаете, меняете их в лучшую сторону, «оправдываете» что ли…

Виктор Сухоруков: За Скуратовым идет некий шлейф людоеда, зверя, чудовища, страшного человека, много о нем легенд, вплоть до того, что похоронили Малюту таким образом, что люди ходили и топтали его могилу своими ногами. Я искал объяснение его поведению. И нашел, — не с потолка взял, вычитал в сценарии. Спрашиваю: Леш (режиссер — прим. «СтарХита»), а почему он жестокий? А, может, он просто служака, верный во всем царю? Скуратов так говорит в кино: «Ты — помазанник Божий. А кто тебе служит, тоже будет близок к Богу на целое служение». И я решил играть человека, который до самозабвения, до смертельной удавки верит Грозному. Многие вещи как-то по-другому зазвучали: и беспощадность превратилась в преданность, жестокость — в честность своему делу, добросовестность. Это грандиозно. Когда был постпродакшн, и я пошел подчищать звук, гляжу на себя, думаю: «Ай да сукин сын, хорош Сухоруков! Большой, мощный, суровый, мужественный, богатырский. Я же в реальности-то маленький-плюгавенький. А тут сам на себя любовался и думал: какой красавец!

Продолжение на следующей странице:

1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ